Большое интервью: Ларри Пейдж о Google

Скрытный для прессы Ларри Пейдж, генеральный директор Google, расскажет о смартфонах, схватке с Apple и о будущем поиска.

larry page

— Когда вы думаете о будущем, ставку на что вы делаете? Как вы выбираете?

— Мы думаем о многом. К сожалению, нет идеальной науки, рассказывающей об этом. Иногда я думаю, что Google находится в неизведанной территории. В том смысле, что я не могу взять какой-либо пример из истории и сказать «А почему бы нам не сделать это?». У нас довольно большие масштабы, мы делаем множество различных вещей. Мы хотим быть разносторонней компанией. Так же мы хотели привнести большую социальную составляющую в то, что мы делаем. Мы хотим, чтобы люди были счастливы с теми продуктами, которые они используют. Мы хотим, чтобы наши сотрудники были рады работать здесь.

Извините, ваш главный вопрос: выбор и что делать. Мы хотим делать вещи, которые будут мотивировать самых удивительных людей в мире работать с ними. Например, автомобиль, который водит самостоятельно. Вы знаете, многие люди умирают, и существует масса труда в пустую. Чем лучше перевозки, тем больше выбор рабочих мест. И это есть социальное благо. Это, вероятно, и экономическое благо. Мне нравится, когда мы собираем такие проблемы: серьезные вещи, где технологии могут иметь очень большое влияние. И мы уверены, что мы можем это сделать. И все инвестиции, что мы вкладываем в наши проекты, не являются столь уж огромными, по сравнению с тем, какой выигрыш получаем мы все.

image_preview

— Что еще изменится (в мире, при самостоятельно движущихся автомобилях)? Разве мы не должны будем устанавливать уличное освещение? В городах будет все по-другому? У вас есть видение того, что может случиться?

— Это очень трудно предсказать полностью. Я думаю, что, знаете, одной из проблем, с которой мы сталкиваемся постоянно — парковка. Я знаю стоимость постройки парковки для нас (внутренние парковки компании Google — прим. переводчика) — 40.000 долларов. Это все бетон и сталь. Вы действительно хотите тратиться на бетон и сталь для строительства парковок? Это кажется довольно глупым. Если у нас есть автоматизированные машины, мы можем спасти сотни миллионов долларов на парковку только в Google. Только подумайте, автомобиль довозит вас до входной двери здания, где вы работаете, а затем он едет и паркует себя. Всякий раз ваш телефон замечает, во сколько вы выходите из здания, и ваш автомобиль сразу же, к тому времени, подъезжает к дверям.

— Позвольте мне вернуть вас к управлению компанией. Одним из ваших больших первых изменений была организация компании по группам продуктов. Довольны ли вы тем, что получилось? Если целью была быстрота, вы получили ее? Как вы оцениваете это?

— Это моя работа и я лично никогда не буду удовлетворен. Но в целом я был очень доволен этими изменениями. Я думаю, что мы были сосредоточены, и это было очень полезно. В общем, я был доволен.

— Вы измеряете скорость, с которой все выполняется?

— Вы вроде должны это чувствовать, но это точно трудно измерить. Я думаю, многое улучшилось. У нас было измерение скорости в том, каков наш код. Мы видели некоторые улучшения в том, что я рассматривал как хороший знак. Но все же я больше уделяю внимания интуиции.

devices-preview

— Веб-поиск переживает довольно значительные преобразования сейчас. Например, Сеть знаний, Google Now, мобильный поиск. Что вы думаете должен будет в состоянии сделать поиск? Есть ли вещи, которые мы видим сегодня и будут ли они той точкой, которая будет и через пять, десять лет?

— Я говорил в некотором смысле тоже самое о поиске в течении десяти лет или около того. Идеальная поисковая система будет действительно понимать все, что вы хотите, в чем вы нуждаетесь. Она поняла бы все в любой точке мира и показала бы вам именно то, что нужно.

Я думаю, что некоторые из вещей, которые мы собираемся делать с покупками, товарами, также связаны с этим. В товарах мы перешли больше на ставку модели. Частично для того, чтобы просто убедиться, что мы получаем информацию, чтобы улучшить структуру поиска, и мы предлагаем действительно достоверную информацию. Потому что очевидно, что если вы покупаете что-то, то это коммерческая сделка.

У нас было огромное внимание к тому, чтобы действительно убедиться, что у нас очень точные, очень структурированные данные обо всем. Мы работаем с картами уже семь лет и многого добились в том, чтобы получить точные данные о том, что это за улица, что это за бизнес, каков план этого здания. Для того, чтобы удовлетворять потребности наших пользователей, нужны более точные, более подробные, более структурированные данные, чем даже мы имеем сейчас. Вот почему мы купили ITA — убедиться, что мы обладаем лучше структурированной информацией о путешествиях.

— Сейчас мы переходим от настольных компьютеров к мобильным. Там много беспокойства по поводу перспектив рекламы в мобильных телефонах. Что вы думаете о монетизации новых услуг? 

— Очевидно, что у нас большая компания, большой доход и много людей, поэтому мы берем наш основной бизнес — поиск и рекламу — и относимся к ним очень, очень серьезно. Они проходят через некоторые преобразования прямо сейчас. И я думаю, что это здорово. Вот что хорошо в отрасли информационных технологий, так это то, что мы строим новые вещи, новые программы, которые действительно отвечают потребностям людей лучше, чем старые вещи. И это возможности.

Мы очень рано сделали ставку на Android. Мы думали, что мобильный опыт действительно нужно переосмыслить, верно? Это было правильно. Это было очень успешно. И я думаю, из-за того, что опыт и знания, которые мы вкладываем в разработку Android и наше понимание того, что мы знаем, что пространство — это действительно хорошо. Я думаю, что мы находимся в начальной стадии монетизации. Безусловно, телефон имеет свойство быть действительно полезным для монетизации.

Я вижу целую кучу вещей как добавление к тому, что вы можете сделать на мобильном, чего вы не могли делать ранее. И я думаю, что с такими вещами мы сможем сделать денег больше, чем делаем сейчас.

Я думаю, что нет компании, которую вы выбрали бы и которая была бы в лучшем положении для перехода к инновациям в сфере мобильной рекламы и монетизации. У нас есть все, чтобы сделать это в будущем.

siri_logo

— Ранее в мире простого поиска на рабочем столе вашими основными конкурентами были Yahoo и Microsoft. Является ли конкурентом теперь кто-либо совершенно иной? Siri? Amazon для коммерческих запросов?

— Я действительно не думаю об этом таким образом.

— Потому что вы не думаете о конкуренции?

— Очевидно, что мы в некоторой степени думаем о конкуренции. Но я чувствую, что моя работа в основном — заставить людей не думать о наших конкурентах. В общем, я думаю, что есть тенденция для людей думать о вещах, которые существуют. Наша задача — думать о вещи, о которой вы и не думали, что она вам действительно нужна. И по определению, если наши конкуренты знали о подобной вещи, они бы не сказали, что это для нас или кого-либо еще. Есть только наши силы, наши слабости, наши возможности. И они иные, чем в любой другой компании.

— Я не знаю, уникально ли это в этой отрасли, но есть компании, которые явно конкурируют друг с другом — Google, Apple, Amazon — с совершенно разными бизнес-моделями. 

— На само деле обидно, что вы думаете об этом таким образом. Все крупные технологические компании являются большими, потому что они сделали что-то великое. Я хотел бы видеть больше сотрудничества со стороны пользователя. Интернет был сделан в университетах и он был разработан для взаимодействия. И, как мы на коммерческой основе, мы добавили большие острова, чтобы было удобнее. И пользователю должно быть стыдно за это.

— Таким образом, в свете сказанного, Apple по-прежнему партнер. Хотя и конкурент. Вы и Стив Джобс были доброжелательнее.

— Иногда.

— Иногда. Вы говорили, что все это из-за Android и они злятся по этому поводу.

— Я не говорю, что только из-за этого. Частично.

— Apple сделала это шоу (судебные иски к конкурентам — прим. переводчика), чтобы сплотить войска. 

— Кстати, это то, чего я стараюсь не делать. Я бы не хотел сплотить свою компанию с кем-либо, потому что я думаю, что если вы смотрите на кого-то другого, то вы смотрите на то, что они делают сейчас. Это совсем не то же самое, что смотреть на два-три шага вперед.

— Таким образом, Apple, очевидно, является вашим огромным партнером для некоторых из ваших услуг. Как это соотносится?

— Что я пытаюсь сказать: было бы неплохо, если бы все лучше ладили и пользователи не страдали в результате деятельности других людей. Я пытаюсь моделировать это. Мы стараемся сделать наши продукты доступными настолько широко, насколько это только возможно. Это наша философия. Иногда я думаю, что мы смогли это сделать. Иногда я думаю, что это не так.

— Так что вы ведете разговор с Apple об этом? Пытаетесь их решить?

— Очевидно, мы говорим с Apple. У нас есть связь благодаря поиску в продуктах Apple и так далее. Мы говорим с ними.

— В течении долгого времени Google был организован по модели 70-20-10. 70 процентов усилий — поиск и реклама, 20 — программы, 10 — новые проекты. Эта стратегия все еще применяется? 

— Да. Мы все еще думает над этим. Я думаю, что в чем-то это уникальный момент в истории Google. У нас есть ряд вещей, которые являются своего рода 20 процентами на пути к 70. Где бы вы поместили Android? Это, наверное, в 70, с точки зрения воздействия — монетизация находится на ранней стадии.

— Что еще в 20?

— Это вопрос о том, как вы на самом деле измеряете. Я не думаю о том, что конкретно мы вкладываем в 20, поэтому я не могу придумать пример навскидку.

Project-Glass-03

— Хорошо, но Google X, включающий в себя автоматизированные автомобили, Project Glass, несомненно будет в 10?

— Да. Мой опыт показывает, что это звучит немного смешно, потому что рыночные инвесторы всегда беспокоятся об этом. «Боже мой, они собираются потратить все свои деньги на автоматизированные автомобили». Я чувствую, что независимо от того, насколько сильно я стараюсь, я не могу сделать больше 10. Это на самом деле трудно — заставить людей работать над вещами, являющимися амбициозными. Проще, чтобы люди работали над другими вещами.

— Потому что это их зона комфорта?

— Да.

google-plus

— На Google Plus была большая ставка?

— Большая ставка.

— Это большая ставка… Что наиболее важно для вас? Являетесь ли вы конкурентом Facebook? Идет ли речь о ткачестве идентичности всех продуктов Google? Что является мерилом успеха в будущем?

— Я думаю, что все пошло очень хорошо. Я очень рад, если рады пользователи Plus и их число растет, поскольку это означает, что мы сделали что-то важное. У нас есть огромная команда, на самом деле, в этом здании. Если вы пройдетесь, вы увидите всех возбужденными и работающими над этим продуктом. Я думаю, что они делают большой материал. Они делают это все лучше и лучше с каждым днем.

Я думаю для того, чтобы сделать наши продукты действительно хорошими, у нас должен быть способ обмена информацией. У нас было 18 различных способов обмена информацией прежде, чем мы сделали Plus. Теперь у нас есть один способ, который хорошо работает и постоянно улучшается.

— Один из первых экземпляров Plus входил в другие службы Google поиска. Существовало значительное количество критики. В некоторых случаях, даже когда кто-то не являлся активным пользователем Plus, его профиль использовался в результатах поиска. Это не самое лучшее использование информации. И некоторые люди зашли так далеко, что говорят о том, что вы предали обещание всегда давать лучший, беспристрастный результат поиска. Как вы отреагируете на это?

— То, что вы должны хотеть — чтобы мы сделали это, построили удивительные продукты и с действительно долгосрочным фокусом. Так же, как я уже говорил, мы должны понять, что вы могли бы купить, какой авиабилет приобрести. Мы должны понять, что вы могли бы искать. И люди — это наибольшее, что вы можете найти.

Мы думаем об этом несколько иначе. Люди должны быть в качестве первого объекта в поиске. Нам это нужно, чтобы работать, нам нужно начать работу над этим. Иногда вы смотрите на продукт в день запуска и думаете «Он не делает то, что, как я думаю, он должен делать». Мы отвечаем: «Да, он начал это делать только сегодня». Вы должны взаимодействовать с продуктом, вы должны указать ему свое имя и заставить работать на вас. Что до меня — у меня не было никогда проблем по этому поводу. Я думаю, что люди не были готовы к долгосрочной перспективе. Раз это важно, если мы собираемся делать свою работу хорошо и отвечать вашим информационным потребностям, нам действительно нужно понимать важные для вас вещи и мы должны понять эти вещи довольно глубоко. Люди являются составной частью этого.

— Многие из ваших конкурентов говорили о том, как вы демонстрировали свои услуги по поиску за их счет. Очевидно, это привлекло внимание регулирующих органов. Может ли Google сделать эти вещи как-то иначе?

— Мы думаем о наших клиентах как о конечных пользователях. Люди пытаются получить некоторую информацию и получить честный, точный, информативный ответ. Это наша работа номер один. Я думаю, что есть компании, которые делают различные специализированные вещи, которые делаем так же и мы. Мы видим возможность построить удивительные продукты, которые больше, чем любая из этих частей. Таким образом, один из моих любимых примеров, который я хотел бы предложить — планирование отпуска. Было бы очень хорошо иметь систему, которая могла бы вам помочь составить план вашего отпуска. Она могла бы знать ваши предпочтения, погоду, цены на авиабилеты, цены на отель, понимала бы логистику, объединяла все эти вещи в себе. И это что-то вроде того, как мы представляем себе поиск.

Вы начали, говоря: «ваши конкуренты». Я не думаю, что компании, которые жалуются на различные компоненты того, что мы пытаемся сделать, являются нашими конкурентами. Я не из тех, кто думает об этом таким образом.

Я думаю, что в целом, мы стараемся быть очень учтивыми с данными людей. Очевидно, что при поиске в Google, вы получаете все виды различных поисковых систем — и поставщики путешествий, и все остальное. Мы делаем все возможное, чтобы убедиться, что эти вещи хорошо представлены. Наша сила происходит от того, что мы работаем со всеми, но так же мы должны убедиться, что обслуживаем конечного пользователя, обладая очень большим опытом и предоставляя самую подробную информацию. Иногда делать это сложно.

GoogleWallet

— Во многих областях Google работает очень хорошо. Платежи, кажется, являются областью, где поглощение идет немного медленнее. Существующие проблемы являются техническими или они являются результатом экосистемы партнеров, банков, поставщиков оплаты и так далее?

— Я думаю, вы говорите о Google Wallet?

— Да, Wallet.

— Я думаю, что это та область, где мы достигли большого прогресса, на самом деле. Если вы поговорите с пользователями, они бредят об этом. Мы хотели бы заставить пользоваться этим большее количество людей, если это возможно. Я хотел бы видеть больше сотрудничества в этой области и во многих других частях отрасли.

Кроме того, Wallet очень хорошо принимает платежи по всему миру. У нас очень много мелких рекламодателей. Мы получаем очень хороший результат с приема платежей на Android от пользователей из разных стран: беспроводной, в биллинге оператора и другие формы оплаты. Наверное, нереализованных возможностей платежей уже нет.

google-nexus-logo-tablet-pc

— Есть некоторые большие продукты из Motorola, но ни на одном из них нет надписи Nexus. Будете ли вы партнером Motorola для серии этих устройств? Как вы будете решать, когда стать партнерами? И, несмотря на все свои заверения другим Android-партнерам, что вы собираетесь быть нейтральными, не будут ли они волноваться, когда вы создадите Motorola Nexus?

— Прежде всего, я не думаю, что мы можем физически сделать устройство Motorola Nexus. Я имею ввиду, мы не владеем компанией достаточно долго.

— Как вы будете решать, когда вы сможете сделать Motorola Nexus и что вы скажете об этом Samsung и LG?

— Я думаю, что есть много сложностей в этом вопросе. Может быть, я буду говорить в целом об этой области. Правильный путь — думать о том, как мы можем получить удивительные продукты и отдать их в руки пользователей с наиболее эффективным экономическим результатом, высоким качеством и как можно большему количеству людей. Это то, что мы делаем как бизнес, и это то, что мы делаем с Android.

Одной из причин, по которой мы в прошлом сделали устройство Nexus — мы хотим создать удивительное устройство, которое является витриной на Android. Оно дает способ программистам получить раньше всех новые версии операционной системы и еще кучу вещей, которые являются важными.

Каждый день мы оцениваем, как мы помогаем нашим партнерам встать на правильный путь, как мы можем производить удивительные инновационные устройства и как мы можем создать экосистему, и как мы можем сделать наших партнеров счастливыми. Я думаю, мы проделали очень хорошую работу. И делаем до сих пор.

— Сколько времени вы проводите, думая о собственной роли в качестве менеджера? Вы были основателем, очевидно, вам удалась команда раньше. Но как вы развиваете эти навыки? Вы испытываете чувство ответственности иначе как генеральный директор, чем в качестве учредителя?

— Это действительно другой уровень ответственности. Изо дня в день я тратил больше на тайм-менеджмент, чем раньше. Я думаю, что это хорошая вещь. У меня есть отличные советники. В нашей экосистеме очень много людей и членов совета директоров, на кого я могу положиться — и Сергей, и Эрик (речь идет о соучредителе Сергее Брине и председателе совета директоров Эрике Шмидте — прим. переводчика). Они очень полезны для множества вопросов. Я делаю многое на протяжении долгого времени и научился делать все это гладко. Но иногда я иду в неизведанную территорию  — ведь я не могу указать на другую компанию и сказать «Я хочу делать то, что делают они». Так что иногда я пытаюсь сделать что-то, но как это сделать — совсем не очевидно.

Когда мы начинаем что-то новое, так как мы работаем в новой области, изменения должны происходить и я, как правило, чувствую их очень глубоко. Тогда я убеждаюсь, что имею право команды и нужных людей на местах, которые, я уверен, делают правильные вещи. А потом я ухожу на длительное время. Я бываю только в первую четверть начала работы над проектом. Хотя эти вещи очень сильно варьируются. Но в том-то и хитрость — знать, какие вещи будут действительно впечатляющими.

— Так есть одна вещь, которая держит вас сейчас больше, чем любая другая?

— Больше всего меня сейчас занимает, на самом деле, общий структурный вопрос. Мы хотим, чтобы Google был в высшей степени успешным. Как будет выглядеть Google через пять лет? Что мы делаем? Кто это делает? Как мы это организовали? Какие люди у нас есть? Я думаю, что у нас уже есть ответы на эти вопросы. Но я все еще пытаюсь создать технологическую компанию. Мы находимся в определенном масштабе, но я не вижу причин, почему мы не можем быть еще более масштабными, более впечатляющими, чем сейчас. Это я и пытаюсь выяснить. Я думаю, что у меня есть идеи как это сделать. И постепенно, с каждым днем, мы увеличиваем немного масштаб. Это дополнительные пути. И это моя работа — создание акционерной стоимости и создание ценности для конечных пользователей.

— Как долго вы видите себя генеральным директором?

— Я не знаю. Кажется, это невозможно предсказать. Но, как я уже говорил, я мотивирован на то, чтобы превратить Google в нечто еще более удивительное и оказать огромное положительное влияние на мир в конечном счете.

Мы еще на 1 процент там, где должны быть. Я ощущаю глубокое чувство ответственности, пытаясь двигать вещи вперед. Не хватает людей, ориентированных на большие перемены. Часть того, что я пытаюсь сделать  — это принять Google в качестве примера масштабов наших амбиций, показать, что мы в состоянии привести к более позитивным изменениям в мире и большим технологическим изменениям. У меня есть глубокое ощущение, что мы даже близко не там, где должны быть.

Поделиться
Плюсануть
Класснуть
  • Рубрика: Google