Новый босс Android раскрывает планы о наиболее популярных мобильных ОС в мире

Steven LeviСтивен Леви — американский журналист, написал множество книг о компьютерах, высоких технологиях, криптографии, интернете, кибербезопасности и конфиденциальности.

В последние несколько лет Сундар Пичаи был частью команды, которая принимала участие в ежегодной конференции разработчиков Google — Google I/O. Пичаи работает в Google с 2004 года и представлял направление Google Chrome Division, в том числе браузер Chrome и систему облачных вычислений. Его коллегой был Энди Рубин, глава подразделения Android в Google. Android вырос до самой популярной мобильной операционной системы в мире (сейчас более 750 миллионов устройств по всему миру и 1,5 миллиона новых активаций каждый день) и люди задавались вопросом — что будет делать Google с двумя операционными системами (имеется ввиду Android и ChromeOS — прим. переводчика). Вместе с тем, Энди Рубин всегда был неофициальным королем I/O.

Но этого не будет в этом году. В марте компания объявила, что Рубин уйдет в отставку с поста главы Android и будет работать в Google X Lab. Пичаи возьмет на себя прежние обязанности Рубина. И Сундар моментально превратился в важного человека в Google (в дополнение к Chrome, он так же отвечает за Службы Google), стал ключевым членом команды топ-менеджеров Ларри Пейджа. Пока Пичаи, 40-летний выпускник легендарного Индийского технологического института и позже Стэнфордского, сохраняет голову и отказывает прессе в интервью. Но, так как на этой неделе будет проходить Google I/O, он дал мне свое первое интервью с момента вступления на пост главы Android.

Sundar Pichai

Передача вам поста Энди Рубина для нас, людей со стороны, показалась внезапной и таинственной. Но было ли это заметно для вас?

О том, что Энди решил уйти с поста главы Android, я узнал только ближе к концу процесса. Эта новость стала довольно неожиданной, я узнал обо всем за пару недель до фактического объявления. Я страстный компьютерщик и для меня было очень интересно оказаться в положении, когда я смог бы оказать влияние на всю шкалу устройств.

Теперь, когда вы находитесь в этом новом положении, как вы смотрите на развитие и сосуществование Chrome и Android?

Я не думаю, что мои взгляды изменились. Android и Chrome являются крупными, открытыми платформами, очень быстро растущими. Я думаю, что они будут играть важную роль в нашей жизни, а не просто существовать в ней. Я рассматриваю их как часть дружественных инноваций и выбор как для пользователей, так и для разработчиков.

Но это не может привести к путанице между этими двумя операционными системами?

Пользователи заботятся о приложениях и услугах, которые они используют, а не об операционных системах. Очень немногие люди спросят у вас: «Эй, как же так: на Macbook и Mac работает OS X, а на iPhone и iPad — iOS? Почему?». Они думают об Apple как об iTunes, iCloud, iPhoto… Разработчики тоже люди. Они хотят написать приложение один раз, но они так же хотят иметь выбор. Что волнует меня в этой новой моей роли, в том, что я могу сделать правильного для пользователей и разработчиков — не беспокоиться о том, что у нас есть две эти вещи. Мы принимаем обе и продолжаем работать и инвестировать в обе. Таким образом, в краткосрочной перспективе, ничего не поменяется. В долгосрочной перспективе вычислительная техника сама будет диктовать необходимые изменения. Мы переживаем поворотный момент. Весь мир состоит из множества экранов, смарт-дисплеев, с тоннами недорогих компьютеров, с большим количеством датчиков, встроенных в устройства. В Google мы постоянно задаемся вопросом: как объединить все это, сделать бесшовное, красивое и интуитивно понятное для всех отображение на экране. Изображение может выглядеть по-разному год или два спустя, но в краткосрочной перспективе у нас есть Android и Chrome, и мы не меняем курса.

Тем не менее, это использование огромного количества ресурсов — чтобы иметь две операционные системы, а не одну. Это должно быть вопросом борьбы.

Это справедливый вопрос. Мы хотим делать правильные вещи на каждом этапе — для пользователей и разработчиков. Мы пытаемся найти нечто общее. Например, браузер мы делим между двумя платформами. Мы все чаще делаем вещи, работающие и там, и там. Может быть, есть и более синергический ответ на этот вопрос.

Как новый глава Android, что вы видите самой большой проблемой?

Прежде всего, позвольте мне сказать о возможностях. Первое, что я усвоил — невероятный масштаб происходящего. Скорость, с которой появляются и распространяются новые телефоны и таблетки, просто захватывает дух. Я вижу огромные возможности, потому что это просто отвратительно, что большая часть мира не имеет доступа к вычислительным устройствам. В свой книге Эрик [Шмидт] говорит о следующих 5 миллиардах [людей на планете, которые не подключены к интернету, но вскоре будут]. Это действительно так и именно это волнует меня. Одной из самых важных вещей в открытых системах, таких как Android, является затрагивание всего спектра. Начало великой эры недорогих вычислительных устройств в масштабе развивающихся стран имеет особе значение для меня.

Так что насчет проблем?

Вот задача: не изменяя открытый характер Android, как мы можем помочь улучшить жизнь конечных пользователей во всем мире? Для всех пользователей, независимо от того, где они находятся или какой телефон или планшет они покупают.

Что означает, когда такие компании, как Facebook, выпускают свою оболочку Home, которая меняет весь пользовательский опыт?

Интересно, что Facebook подумал в первую очередь об Android в этом случае. Android изначально был создан как очень настраиваемый. И мы приветствуем инновации. Что касается этого конкретного продукта, на мой взгляд — время покажет. Марк [Цукерберг] хочет, чтобы люди всегда находились сконцентрированы на его продукте. У меня несколько иной подход. Я думаю, что жизнь многогранна: люди могут проводить огромную долю времени с его продуктом, но он не может находиться всегда в центре внимания и исключать остальные вещи.

Некоторые люди опасаются, что Google может ответить на Facebook Home путем блокирования такого подхода в будущем.

Мы хотим быть очень, очень открытой платформой, но так же мы хотим найти способ, с помощью которого конечные пользователи получат хорошее общее впечатление. Мы должны найти способ рационализировать вещи, сделать это так, чтобы это имело смысл как для пользователей, так и для разработчиков. В этом вопросе всегда нужно соблюдать баланс. Это ничем не отличается от того вида решений, которые Facebook должен принять о собственной платформе. Но сейчас мы не планируем вносить какие-либо изменения — мы рады, что они проделали хорошую работу.

Подождите. Вы говорите, что вам нравятся инновации Home, но в какой-то момент в будущем вы можете решить, что инвазивный подход к программному обеспечению — это не так хорошо для пользователя и не может быть продолжено в будущих выпусках Android?

Нет. Позвольте мне объяснить. Пользователи сами решают, какие приложения устанавливать и какой выбор иметь. Некоторые пользователи действительно хотят этого. Мы не хотим вставать на пути. Но, в конце концов, мы обязаны обеспечивать целостность работы. В рамках этого, для каждого релиза Android мы действительно проходим через ряд изменений. То есть мы, конечно, можем вносить изменения с течением времени. Но если это то, что хотят пользователи, я думаю, Facebook сможет сделать это для них. Мы хотим, чтобы это было возможно для пользователей — получить то, что они хотят.

Как насчет чего-то более радикального, вроде Kindle Fire, который на самом деле вставляет палки в колеса Android, превращая его в нечто совершенно другое?

По правилам лицензии, Amazon может это делать. В общем, мы в Google хотели бы однажды провести совместную работу над одной из версий Android, потому что я думаю, что это принесет пользу обеим компаниям  Но это не то, что мы пытаемся или хотели бы предотвратить. Наше внимание сосредоточено не на Facebook Home или Kindle Fire. Вычислительная техника переживает взрыв. Наша возможность сейчас — убедиться, что наша работа помогает людям, решает важные проблемы для них. Например, вы можете приобрести компьютер, который предупредит вас о потенциальном риске сердечного приступа.

Является ли проблемой для Google то, что Samsung доминирует на рынке и делает почти все деньги на вашей платформе?

Я понимаю, что в прессе много об этом говорят. Samsung является отличным партнером для работы. Мы разрабатываем совместно с ними почти все наши самые важные продукты. Вот мой Samsung Galaxy S4 [Пичаи держит в руках телефон].

Что можете сказать насчет их разработки слежения за глазами?

Я, на самом деле, никогда не пользовался ей. Посмотрите, Samsung играет важную роль в оказании помощи Android быть успешным. Для того, чтобы получить много опыта, необходимо разрабатывать совместно аппаратное и программное обеспечение. Наши отношения укрепляются ежедневно и в тактическом плане. Исторически индустрия намного стабильнее структуры. Посмотрите на Microsoft и Intel. Они были очень взаимозависимы, но при этом они обе работали хорошо. Когда я смотрю на то, что можно изменить в компьютерах, я понимаю, что нужны инновации в дисплеях, аккумуляторах. Samsung является мировым лидером в области этих технологий.

Samsung существенно доминирует на рынке, вы не обеспокоены тем, что Google не добьется фаворитизма Motorola, которой в настоящее время владеет?

В экосистеме Android Motorola является просто очередным партнером.

Что можете сказать об оборудовании с брендом Google на корпусе?

Вы увидите продолжение того, что мы делали с Nexus и Chromebook. Любые проекты, связанные с устройствами, мы выдвигаем на первый план в экосистеме.

Одна из причин, по которой люди считают, что Chrome может отойти очень далеко от Android, заключается в том, что Open Web не в состоянии предложить то, что пользователи хотят видеть на своих устройствах. Как глава Chrome вы способствовали развитию облачных приложений, основанных на таких технологиях, как HTML 5. Вы говорили, что они будут столь же мощными и быстрыми, как родные приложения, написанные для работы непосредственно на конкретных машинах. Но в прошлом году Марк Цукерберг заявил, что самой большой ошибкой Facebook было пытаться использовать HTML 5 и Open Web для своих мобильных приложений. Он сказал, что отсутствовало качество и скорость в работе. Это был удар по вашему видению Chrome?

Я думаю, что реальность несколько иная. Я работал над Chrome и приложениями задолго до Android. Некоторые из наших крупных приложений в настоящее время пишутся непосредственно для устройства, а не облака — например, родное приложение Gmail. Но я не согласен с тем, что во всех проблемах Facebook на мобильных устройствах виноват HTML 5. Я просто не думаю, что это правда. Есть же другие компании с очень успешными приложениями, которые используют HTML 5 на мобильных устройствах и при этом работают очень хорошо, например, многие журналы перешли на HTML 5. Financial Times сделали это и написали в своем блоге, что теперь их взаимодействие с пользователями сильно возросло. Это противоречит тому, что говорят в Facebook. И это прекрасно. Потребности каждого разработчика уникальны.

По цифрам, Android продается гораздо больше, чем Apple, но Apple делает больше денег на своей платформе. На ваш взгляд, как генерировать больше доходов на Android?

Мы очень довольны нашей бизнес-моделью. Все основные наши услуги поиска, YouTube, Карты и т.д. — используются на телефонах и Android помогает людям пользоваться этими услугами. Так что у нас есть принципиальная бизнес-модель. Услуги вроде Google Play так же являются источником дохода. Мы просматривали выплаты разработчикам Play в четвертом квартале 2012 года. Я думаю, что мы едва только начинаем нашу работу. Мы находимся в начале начал кардинальных изменений вычислительной техники. Подумайте об образовании и предпринимательстве — невероятные возможности. Мы гораздо более целенаправлены сейчас на потребительский опыт, но мы думаем, что скоро подобное будет происходить и с точки зрения бизнеса.

Вы были удивлены, увидев Firefox OS?

Вовсе нет. Сеть является важной платформой и я не думаю, что это изменится, по крайней мере, пока я жив. Кстати, это еще одна причина, по которой если мы не сделаем Chrome OS, то ее сделает кто-нибудь другой.

Многие люди жалуются на процесс обновления Android. Как Google может убедиться, что люди будут обновлены до последней версии ОС?

Мы думаем о том, как сделать обработку обновлений Android лучше. Мы видим, как мы можем это сделать. Но это начало. Мы говорим с нашими партнерами и прокладываем себе путь через это. Нам нужно время, чтобы выяснить механизм, но это определенно важное направление для меня и команды.

Что мы можем ожидать от I/O в этом году?

Будет иначе, не так как раньше. Сейчас не то время, когда у нас есть многое для запуска новых продуктов или новой операционной системы. Как на Android, так и на Chrome, мы собираемся сосредоточиться на разных вещах, которые мы можем предложить разработчикам, чтобы они могли писать лучшие вещи. Мы покажем, как Google делает удивительные вещи на примере обеих платформ.

Как главе Android, что вам поручил Ларри Пейдж?

Ларри хочет убедиться, что мы идем путем инноваций и делаем удивительные вещи для пользователей и разработчиков. Это то, чего хочу и я тоже. Так что суммарно его пожелания можно выразить так: «Пожалуйста, пойдите и сделайте вещи Google-масштаба».

Наконец, вы были довольно сильно загружены в работе с Chrome и приложениями, а теперь на вас еще и ответственность за крупнейшую в мире мобильную платформу. Как вы все успеваете?

У нас есть секретный проект, который добавляет к стандартным 24 часам еще 4 часа каждый день. Еще иногда мы немного путешествуем во времени.

Поделиться
Плюсануть
Класснуть
  • Рубрика: Google